dinamik67 (dinamik67) wrote,
dinamik67
dinamik67

Телефонисты

Наша рота была телефонная. Конкретно мои сослуживцы со ШМАССа как и я сам были просто телефонисты, и наша вахта была на Запасном Командном Пункте штаба ВВС, а ребята с Русского острова – ЗАСовцы -  служили либо в самом штабе ВВС, либо во время учений в таких спецмашинах на базе ЗИЛ – Булава. Запасной командный пункт располагался рядом с так называемыми «патернами Карбышева», где собссно и проходили все телефонные кабели связи. Назывался этот ЗКП - "Колокол".


Вообще, с этими патернами генерала Карбышева связано много легенд. Это тот самый героический генерал, фортификационный инженер, которого немцы в концлагере живьем заморозили. Весь Владивосток прорезан этими патернами и прочими фортификациями. Говорили, что был даже подземный ход на Русский остров.

Многие патерны были просто заброшены или в них хранили картошку. Как например вот эта:


Но вот некоторые были вполне сносно оборудованы для постоянного несения вахты по обеспечению телефонной связью всего Дальневосточного региона, а точнее всей морской авиации Тихоокеанского флота. Автономно жить там долго не предполагалось, ибо никаких удобств не было, даже туалет был на улице. Но пережить неядерную бомбардировку было вполне можно.

Ребята с нашей роты несли вахты на трех объектах – ЛАЗ (линейный аппаратный зал), кросс и АТС + дизель. ЛАЗ это такой длиннющий зал с телефонной аппаратурой дальней связи. Бонусом к несению службы на нем было то, что вместе с матросом всегда несла службу молодая прапорщица. Ох эти молодые прапорщицы! Они все были красивы и более того, форма военная им была очень к лицу. Особенно юбочки выше колен. Нет-нет, никаких влажных историй я вам не поведаю! Сплетни не распукаю, хотя был наслышан. Они все были милы, улыбчивы и доброжелательны. Всегда нас чем-нибудь угощали, мы вместе пили чаи на вахтах. И без них, между прочим, никакой связи штаба ВВС не было бы. Это я вам достоверно заявляю. На таких вот прапорщицах и прапорщиках собссно и держалась вся техническая составляющая советской армии.

А вот я попал на кросс. Это была такая комнатка метров 8-10, куда сходились все телефонные кабели, выведенные на колодки. Выглядели эти колодки телефонные вот так:



Вот что-то похожее было и у нас на кроссе:



Чтобы законтачить пару, надо было зачистить провода и привинтить их.

Моя задача была выдать точную первичную причину  неполадок в телефонной связи. Делалось это так. Получаешь звонок из штаба или откуда-то еще, мол не работает такой-то телефон у товарища такого-то. Вплоть до Командующего ВВС Флота. Берешь главную ценность кросса – плотную картонку формата А4 с полной базой данных где какой идет кабель и какой телефон на какой паре. И не дай бог тебе вовремя не внести изменения в этот «листок»! Мой начальник, старый прапор, такой сморчок с синим носом и не вынимающий никогда окурок изо рта, просто зверел в этот момент. Он вообще был страшно придирчив и груб. Но получить из его уст похвалу была великая награда. Значит на самом деле ты классный боец. Заслужить это надо было очень сильно постараться.

Итак, выясняешь, что вот такая-то пара идет на АТС, а эта на телефон. Пары идущие на АТС как правило никогда не требовали особого внимания, потому что АТС была в 100 метрах от КРОСа, а вот кабеля идущие в город периодически» подмокали, и связь выходила из строя.

Вот с помощью примерно такого прибора ( я совершенно случайно нашел эту фотку в Интернете!) можно было определить, или это обрыв или это «короткое».



Связываешься с линейщиком Олегом Васильевым (Фашист), который обычно был все время в городе, счастливчик, и ходил непосредственно по квартирам офицеров, чиня их телефоны. Пару раз мне пришлось с ним вместе на квартире чинить телефон. Вообще, вот у кого была служба малина, так это у линейщика! Целый день ты в городе, на свободе, поставить тебя в наряд или караул почти невозможно, линейщик незаменим и у него всегда есть работа.

Вобщем, если выясняется, что все-таки проблема в кабеле, нужно хотя бы примерно определить место аварии. Для этого использовался такой магический прибор, похожий на осциллограф, с которым могли работать только пара мичманов из всего нашего полка. По показаниям этого прибора можно было примерно определить куда выезжать ремонтной бригаде кабельщиков.

Вот у кого была совершенно проклятая работа, так это у кабельщиков. Они вообще жили какой-то своей жизнью. Почти не ходили в наряды, весь день были в городе на ремонте, а вечером перебирались на вершину сопки, где у них была своя подсобка. Там они жарили картошку, отдыхая от трудов праведных. Но вот представьте, дождь, снег, а они должны были по колено в воде копать землю, чтобы добраться до поврежденного кабеля, а потом сваривать концы, заменяя поврежденный. Да, закаленные бойцы: «Кто херачит в дождь и в грязь, это доблестная связь». Порой нам всем  приходилось им помогать рыть траншеи для кабелей. Помню своего сослуживца Валеру Мальцева (Мальцуха). Крепкий такой смуглый парень, с Кавказа, по-моему из Батуми. До армии занимался виндсерфингом, и это дало свой результат - мускулы как натянутые канаты, но не качок.

А служить на кроссе было классно, тепло и сухо, никого вокруг, только твой сослуживец Саша Агапов на ЛАЗе вместе с прапорщицей. Никакого начальства, только если позвонят по телефону. Выйдешь из патерны, рядом город, конечная остановка троллейбуса и ... женское общежитие педагогического института. Ребята кто посмелей иногда ходили в самоволку, переодевшись «по граждане». Я нет, не ходил. Но общение с гражданскими были.

Удивительно, прошло 30 лет и вот я снова работаю на "кроссе", только уже в другой стране и с новыми технологиями. Теперь это выглядит вот так и называется "бикс-филд":



И никаких контактных винтиков, все делается вот с помощью такого «панч-тула»:


А трассировку кабеля все еще иногда приходится продергивать ручками, как и 30 лет назад. Хотя в тяжелом случае есть вот такой приборчик:



И вот такой тюнер к нему:


Надо сказать, что я еще тогда «изобрел» на бумаге точно такой же прибор, чтобы сократить время нахождения нужной пары. Принцип тот же самый – искать по звуку нужный кабель, используя звуковой генератор. Я до армии был радиолюбителем и читал в журналах «Радио» про «охоту на лис». Вот я и предложил эту рацуху командованию. Они загорелись, но деталей мне не предоставили. Так что идея осталась на бумаге. А вот спустя 30 лет в Канаде, использую этот маленький приборчик и тюнер, с помощью которого можно делать трассировку.

Вообще, пользуясь тем, что у меня был свой паяльник и куча свободного времени на вахте, сделал для себя радиоприемник в мыльнице на транзисторах КТ315. Почти никто о нем не знал. Я его слушал и в нарядах и даже в карауле.

Конечно самая «козырная» специальность была у того, кто был ответственным за дизель-генератор и АТС по совместительству. Этот боец, еще один мой сослуживец Алехин Сергей с Краснодара, вообще почти никогда не привлекался к нарядам и даже в полку его не часто можно было увидеть – он жил прям там в домике на Запасном командном пункте рядом с патернами. Если пропадало электричество из города или начинались учения, его задача была включить дизель, иначе всей связи штаба ВВС ТОФ пришел бы капец.

Но и у меня как ответственного за крос были свои бонусы. Например, я мог иногда звонить в Москву! Да-да, это можно было сделать двумя путями. Первый, по спецсвязи, непосредственно связываясь с телефонистками на коммутаторах, которые последовательно сидели от Владика до Москвы. Мой позывной был «Стебель», как сейчас помню. Но это был долгий и не всегда успешный путь, потому что не всегда удавалось уговорить какого-нить телефониста соединить тебя с городским номером в Москве. Да и донести могли. Второй путь был немного криминальный. Был у нас номер войсковой части, ответственный за Арсенал Флота. И вот почему-то именно ее мои предшественники и я сам выбрали в качестве жертвы. Соединяли пару с переносным телефоном и звонили от имени Арсенала в Москву через межгород. Счет ессно приходил в Арсенал. Но я этим не злоупотребял. Да и всем было по барабану. Один только раз возник скандал, мол кто звонил в Москву?! Мои командиры меня отмазали, хотя во всем полку только я был москвич и понятно что только я и мог позвонить. Простили.

Нам незаменимым  специалистам вообще многое прощали. Никогда не забуду, начались учения, по нашему "война". Как бы "внезапная боевая тревога", о которой было известно заранее всем, и "по секрету" сержанты на вечерней поверке сказали всем спать в одежде, заранее с вечера завесить окна "светомаскировкой", наличии которой будет строго потом проверятся когда приедут проверяющие. Ну и т.д. И вот мы по тревоге летим с горки километра два с автоматами и противогазами к себе на вахту. Все на ушах. Уже побежали в город "оповестители", я сам потом стал оповестителем, знаю каково это бегать по улицам утреннего города. Уже разворачивается Запасной командный пункт штаба ВВС, на котором в течении недели будет нести службу ("воевать") почти весь штаб. И тут мне на крос поступает вводная - телефон командующего не работает! Опана. Ну я не долго думая, ставлю генератор на пару Командующего и врубаю тумблер.

- Кто это? - раздается с той стороны сонный голос.
- Матрос Вершинин, техник кросса проверяю связь, товарищ Командующий!
- Чтооооо?!!! Да как вы смеете сюда звонить?! 10 суток ареста!

Вот сука, думаю, тут все уже воюют давно, а этот все еще не проснулся. И я еще и виноват. Да, вот наверняка 22 июня 41-го что-то подобное тоже было в западных округах СССР. Все не верили, что война началась...

Через пять минут ко мне на вахту ессно вбегают по очереди комвзвода, комроты и аж комбатальона. Ну то се, хотя все все понимают. Пожурили. Ни дня не провел на киче. Послали Командующего далеко и надолго. Воевать надо, каждый человек на счету. А потом "забыли".

Помню еще один эпизод, случившийся во время учений.

Был такой морской спецназ, базировавшийся в бухте Халулай. О нем ходили легенды и им "пугали детей", то есть нас. Мол и часовых они снимают с постов, и вообще безобразничают сильно, особенно во время учений. Так вот однажды халулайцы взорвали взрывпакет прямо над входом патерны, где был узел всех кабелей связи. Связь штаба ВВС флота считай была уничтожена. Хотя ЗКП хорошо охраняли во время учений, но на то они и халулайцы. Я сам этот грохот хорошо помню, был на вахте. Выбегаем из патерны, а дерево что рядом с кабелями взорвано и напополам. Хорошо что это были просто учения...

Да, все-таки это была реальная служба на вахте. По своему романтическая, а главное вдали от начальства. Жаль, что я ее потом променял на "номенклатурную должность" ...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments