dinamik67 (dinamik67) wrote,
dinamik67
dinamik67

Автомобильная Франция 19 века

Если задаться вопросом, какая страна внесла наибольший вклад в автомобилизацию Мира на рубеже 19-го и 20 веков, то к своему удивлению, вы узнаете, что такой страной была не Германия, не США и уж конечно не Англия с ее "красными флажками", а Франция.

Как же так? Промышленная кузница Европы 19-го это несомнено Англия, с ее широким развитием машиностроения, железных дорог и пароходов. Двигатели внутреннего сгорания изобрели и освоили в промышленном производстве немцы Отто, Даймлер и Бенц. Последний собственно и начал первым производство автомобилей в Мире. В США еще в 1896-м Форд пугал местных жителей своим несуразным драндулетом, да и "патент Селдона" был занозой для производитлей автомобилей. А вот во Франции к концу 19-го века одних только фирм конструирующих и производящих атвомобили были сотни!






Статистика не даст соврать, к 1903-му годы во Франции было произведено 30204 автомобиля, в США 11235, в Англии 9437, в Германии 6904, в Бельгии 2839 и в Италии 1308. Впечатляет!

И в тоже время удивляет, что сегодняшнее французское автомобилестроение далеко позади и американского, и немецкого, и японского, корейского и наверно даже итальянского. Во всяком случае французских автомобилей в Канаде (да и в США) не продают совсем. А вот автомобилей всех перечисленных стран довольно много. Причины тому наверно есть, но для меня это вопрос открытый.

А вот почему Франция и именно она так рванула в конце 19 именно в автомобилестроении, у меня есть кое-какие мысли.

Причина первая.


Дороги и прежде всего столица Париж, как ни одна столица Мира готовая к наплыву на свои улицы нового средства передвижения.
Читаем Марк Твена «Простаки за границей». 1867 год. Belle Époque вот-вот начнется.

«... Луи-Наполеон об этом позаботился. Он уничтожает кривые улочки и прокладывает на их месте чудесные бульвары, прямые, как стрела, по которой пушечное ядро может просвистеть из конца в конец, не встретив на пути другого препятствия, кроме людских тел; бульвары, красивые здания на которых не послужат приютом и оплотом для голодных, кипящих возмущением людей, которые творят революции. Пять широких проспектов расходятся лучами от большой центральной площади, чрезвычайно удобной для установки тяжелой артиллерии. Здесь когда-то бунтовала чернь, но в будущем ей придется поискать для сборищ другое место. Кроме того, изобретательный император мостит улицы своих больших городов компактной смесью асфальта и песка. Нет больше плит мостовой, чтобы строить баррикады, нет больше булыжника, чтобы швырять им в войска его величества.»

Марк Твен как вводу глядел насчет «бунтующей черни». Через 4 года на улицах Парижа прольется кровь, но "Парижская комунна" будет быстро подавлена.

А вот насчет «мощения улиц компактной смесью асфальта и песка» довольно интересная подробность. Для лошадиной повозки или кареты нет особой разницы чем мощена мостовая, а вот для автомобиля это имеет принципиальное значение. И то что улицы прямые и широкие тоже очень важно. По старым кривым улочкам ездить на автомобиле как-то не очень. Но в конце 60-хх 19-го века об автомобилях никто и не задумывался. Просто так совпало.






Есть и еще интересное наблюдение Марк Твена. Оно касается общего устройства дорог не только в столице.

«Мы проехали пятьсот миль по железной дороге через самое сердце Франции. Что за прелестная страна! Настоящий сад! Наверное, эти бесконечные ярко-зеленые луга каждый день подметают, приглаживают и по¬ливают, а траву на них подравнивает парикмахер. Наверное, эти живые изгороди планирует и вымеряет, сохраняя строжайшую симметрию, самый искусный садовник-архитектор. Наверное, эти длинные прямые аллеи стройных тополей, которые расчерчивают красивый ландшафт, как шахматную доску, были размечены бечевкой и отвесом, а единообразие их высоты выверялось при помощи уровня. Наверное, эти прямые, гладкие молочно-белые дороги каждый день заново выравнивают и полируют.»

Так так, значит выравнивают и полируют. Где еще в Мире в то время можно было найти такие «полированные и ровные» дороги простирающиеся на тысячи километров и асфальтированные широкие улицы в крупнейшем городе страны? Наверно в Англии? Может быть, может быть... Только вот по ним ездить вплоть до 1896 года было нельзя со скоростью большей чем 6 км в час.

Причина вторая.

Общее технологическое развитие Франции во второй половине 19-го было на подъеме. Неслучайно именно во Франции Ленуар, эмигрировав из Бельгии, в 1860-м создает свой первый двигатель внутреннего сгорания.

Причина третья.

Огромный запрос французской нации на все новое, передовое, даже порой экстравагантное.
Неслучайно именно во Франции начали проходить выставки технологических достижений современности, сначала национальные начиная с 1844 года Exposition Nationale, а потом и Всемирные. К Парижской Всемирной выставке 1889 года Эйфель построил свою башню. Вот вы можете себе представить, чтобы Лондон или Берлин, я уж не говорю про Санкт-Петербург, разрешили у себя в то время построить такое стальное чудовище? Я нет, не могу. А французы решились. Да так им это понравилось, что до сих пор стоит.




Кстати, Готлиб Даймлер с Майбахом именно на этой выставке показывали свой первый автомобиль. И французы это сразу заметили. Именно Левассор с Панаром приобрели патент Даймлера на двигатель, немедленно начав конструировать свои автомобили, став первыми кто начал производить автомобили серийно, дав им почти что современную компоновку, в отличии от «безлошадных повозок», которые строили в то время все остальные, в том числе и Бенц.

Вот был у французов 19 века такой вот сильный романтический дух. Жажда познаний, путешествий, открытий. А какие писатели приключений! Жюль Верн и Луи Буссенар их же читать можно бесконечно.

Именно французы организовывали огромное количество всяких шоу, спортивных соревнований, велосипедные туры. Кстати, насчет велосипеда. Именно француз Eugène Meyer в 1868 году придумал спицы на велосипедных колесах.




И теперь главная причина – гигантский спрос на автомобили от французской аристократии и «среднего класса».

Автомобиль 90-хх годов 19-го века был все-таки именно «роскошью», дорогой игрушкой, чем средством передвижения. Но желание «повыпендриваться» это у французов в крови. И посоревноваться. Неслучайно именно французы организуют первый автопробег (ралли) Париж-Руан в 1894.



И потом проводят подобные соревнования ежегодно! Можете представить, какой ажиотаж вызывали эти шоу и сколько новых приверженцев автомобиля рождали такие гонки. Победители в них были по славе и популярности сравнимы с олимпийскими чемпионами.



О них писали в газетах, их знал весь Мир. Неслучайно многие французские автопроизводители тех лет старались выступить в этих ралли, рекламируя свои автомобили. Кстати, первым кто выиграл гонки Париж-Бордо-Париж 1895 года, был именно Эмиль Левассор – конструктор и совладелец Panhard&Levassor. К великому сожалению, он и погибнет на этих гонках в 1897 году.

А теперь вспомним, что в это же самое время в Англии Эдвард Батлер разбирает, от отчаяния и безнадеги, свой трицикл, конструкция которого во многом опередила свое время, потому как не хочет иметь дело с полицией, которая строго следит за выполнением закона Locomotive Act.

В Германии автомобилям Даймлера и Бенца тоже никто не обрадовался. Более того, газета «Cannstatter Zeitung” в 1885 году злобно прокомментировала автомобиль Даймлера, который он опробовал на улицах Cannstatt – “отвратительное, дъявольское устройство, опасное для жизни горожан". И настучали на Даймлера в полицию. Даймлер был вынужден переместиться для своих экспериментов на реку, в прямом и переносном, ставя свой мотор на лодку, дабы меньше раздражать журналистов, полицию и прочую недружественную публику. С берега было не так заметно что он там делает. Да и никому он с реки не «угрожал».

Что касается Карла Бенца, то и по нему немецкая пресса прошлась не менее «ободряюще». «Mannheimer Zeitung” писала: «Кому интересна эта выдумка, когда у нас так много есть лошадей на продажу?» И если бы не предприимчивая жена Бенца, возможно что автомобилестроение в самой Германии еще долго бы плелось в хвосте прогресса. Примерно как в Англии.

А Франция всей душой и сразу полюбила автомобили.

Картинки из французского журнала Les Sports Moderns 1898 год:








Потому что тот кто хотя бы раз сел за руль, уже никогда не станет пешеходом по собственному желанию. Автомобиль это другая философия жизни. Это свобода. А французы очень любили свободу в 19 веке. Между прочим, у них у первых в Европе был свой выборный «Король» - Президент. Этим Франция сильно отличалась от окружавших ее европейских монархий. И чем-то была похожа на Америку, в которой тоже автомобиль нашел своих многочисленных поклонников, и уже через 15-20 лет Америка стала производить автомобили миллионами. Но это уже другая история.



Tags: Франция, автомобили, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments